Безусловно, всех нас интересуют историко-географические предпосылки возникновения доминирующей роли Рюминых в европейской и азиатской культурах. Обратимся к истории.

В 1368 к власти приходит Чжу Юань-чжан, первый император из династии Мин, которая правила Поднебесной почти 300 лет. За свое правление Мины смогли восстановить власть империи над большей частью своих бывших территорий на северо-западе Китая. Также при поддержке двора увеличивает свои обороты и внешняя торговля. Торговые суда доходили даже до Африки.

Развитие экономики и государства происходит на фоне общественного и духовного подъема: При Минах древний цигун развился так широко, что им овладели медицина и практика. Также во времена правления династии вернуло себе силу конфуцианство. Люди, которые чувствовали укрепление и оздоровление нации стали объединяться в своего рода организации (секты). Это были поистине школы жизни. Мудрые учителя обучали прихожан философии, боевым искусствам, Первоначально школы назывались Жу Мин (школа Мин), но в последствии, когда распространение достигло Кореи, Вьетнама и даже враждебной Японии, школы переименовали в Рю Мин, заменив китайское звучание иероглифа «школа» на японское, в знак признания духовного единства всех народов.

Но когда в середине XVII века власть захватила династия Цин, то школы были вынуждены свернуть свою деятельность и уйти в подполье. Несколько десятков лет длилась борьба власти против школ Мин. И в конце концов совет старейшин школ принял решение о необходимости миграции на запад. Так началось распространение Рю Мин на запад, по направлению к Европе.

Несколько школ начали самостоятельное продвижение. Основные массы переселенцев достигли юго-восточной части Европы, где на тот момент преимущественно проживали потомки даков, племен живших здесь уже много сотен лет. Интересно, что свое название даки, которые ранее назывались «daoi» получили от фригийского наименования волка — «daos».

Это доказывает теорию о том, что первые переселения китайцев в Европу начались намного раньше, а именно во II в. до н. э. И это были даосисты. Но поскольку их внешний вид был совершенно иным, чем у кочевников и раскосые глаза могли напугать необразованных людей, даосисты надевали на себя волчьи головы и представали перед варварами в виде мудрых и всесильных волков. И в дальнейшем даки стали называть себя «подобными волкам». Даосизм, в его немного искаженной и упрощенной форме, так крепко засел в сознании даков, что еще несколько сотен лет они и не помышляли о государственности и жили без видимых очертаний общественности, жизнью близкой к природе, воплощающей дао.

Но с момента, когда в их жизни появились новые пришельцы с востока, которые ассимилировали и смогли не просто прижиться, но и частично внедрить свое учение, их жизнь стала заметно меняться. Школа Рю Мин оказывала все более заметное влияние на местных жителей, которые со временем также стали называть себя учениками этой школы. И в этом есть своя закономерность. В эпоху правления династии Мин конфуцианство уже не было столь ортодоксальным. Некоторые историки называют его неокофуцианством. Неокофуцианство объединило в себе конфуцианскую этику и натурфилософию и космологические взгляды даосизма. Вот почему школы Рю Мин так легко прижились в этих местах. Местные последователи и приверженцы учения стали называть себя Рю Минами. Но из-за сложности воспроизведения китайского языка, значения слов которого зависят от тональности, в которой это слово произнесено, для массового употребления было принято слово Ру Мын, что просто было легче выговорить. В последствии эти люди стали называть себя румынами и в 1859 году, объединив Валахию, Молдову и Трансильванию образовывают государство Румыния.

Нельзя не заметить, тот факт, что часть переселенцев из Китая попала и Восточную Европу, где к тому времени уже существовал город Минск, также основанный переселенцами с востока (XI в.). Невозможно определить кем именно были эти переселенцы, но сохранились китайские летописи X века, в которых описывается торговый поход на запад под руководством князя Чжу Чуньпу, который был предком будущих императоров династии Мин.

Итак, можно сделать вывод, что Рюмин не является просто фамилией. Рюмин — это некая движущая сила, энергетическая субстанция, которая может подчинить и увлечь за собой массы людей. Ее корни ведут нас в древний Китай, а ответвления простираются на весь восток и часть Европы.

Но какова связь с Россией?

С этим вопросом мы обратились к известному рюминологу Эдику Пляжникову (Addick Plyazhnikov, Phd, Oxford University): Эдик, скажите есть ли основания предполагать, что истоки современного Рюмина восходят к древнекитайским или румынским корням?

ЭП: Жестокое пламя двух мировых и гражданской войн, смерчи трех революций и множества переворотов, стихийные бедствия и бытовые несчастья, малограмотные администраторы, насекомые, а также собиравшие макулатуру пионеры не пощадили большинство архивов, в которых современный исследователь мог бы найти достоверные сведения о бытии предков Михаила Юрьевича Рюмина на территории нашей страны. Поэтому, при воссоздании исторически достоверной ретроспективы рюминологам редко удается опереться на единичные уцелевшие письменные источники; в основном же, чтобы выискать зерна правды, приходится использовать, предварительно расчистив от позднейших наслоений, гипербол и побочных сюжетов, народные поверья, сокровенные сказки и городские легенды.

С высокой долей вероятности можно утверждать, что среди предков М.Ю. Рюмина были Бестужевы-Рюмины, двое из которых, братья Алексей Петрович и Михаил Петрович, просияли в первой половине 18 века на дипломатической и внутриполитической ниве. Первый из них на склоне своей полной взлетов и падений жизни раздавал выбитые им за свой счет медали, в том числе одну «на скорую кончину его» (которая вскоре и воспоследовала); второй же среди прочего был известен своей женитьбой на графине Ягужинской, судьба которой впоследствии составила одну из сюжетных линий известной кинокартины «Гардемарины, вперед!». Таким образом, склонность М.Ю. Рюмина к поощрению изящных искусств является наследственной чертой, присущей (Бестужевым-) Рюминым на протяжении столетий. Оставив вниманием жестокий жребий подпоручика Михаила Павловича Бестужева-Рюмина, одного из пяти казненных декабристов, рюминологи обращаются чаще всего к личности наименее известного из Бестужевых-Рюминых — Михаила Алексеевича, журналиста 1820-30-х годов.

Этот замечательный человек прожил не очень долгую жизнь, оставив, тем не менее, яркий след в сердцах потомков. По отзывам знавших его лично, это был «очень грубый, малообразованный, но чрезвычайно добрый и весьма честный человек, не лишенный некоторой оригинальности взглядов и хорошо знавший русскую литературу». Наш современник, Михаил Рюмин, как видно из этого примера, взял и развил достойные и симпатичные качества своих предков, по мере сил избавляясь от качеств скверных. Загадкой для рюминологов являлось происхождение фамилии Бестужевых-Рюминых. Отвергнувшим традиционные пути исследований специалистам удалось установить, что фамилия происходит от основателя рода, современника Иоанна Грозного Василия Бочата, по прозвищу Бесстыжий Румын. Так как в 16 веке Румынии как государства ещё не существовало, приходится признать, что предки Михаила Рюмина оказали такое воздействие на историю княжеств Молдавии и Валахии, что впоследствии образовавшаяся на их территориях страна была названа, в общем-то, в их честь.

Ну… как-то так…